«Национализм — в самом гнусном обличье» 22-й годовщина геноцида армян в Баку

18 января, когда на улицах столицы советского Азербайджана царила кровавая вакханалия, когда бакинское армянство – коренных жителей города, составлявших его славу и цвет и оставивших неповторимый след на облике Баку, – убивали, мучили, травили и изгоняли самыми варварскими и бесчеловечными способами, а центральные власти не торопились вводить войска и останавливать погромы, русский поэт Давид Самойлов написал в своем дневнике: «Потрясает дикость Азербайджана. Мысли только об этом».

К ЯНВАРЮ 1990-ГО В БАКУ ОСТАВАЛОСЬ НЕ БОЛЕЕ 35 ТЫСЯЧ АРМЯН. Это были главным образом пожилые и больные люди и оставшиеся ухаживать за ними родственники. В городе целенаправленно нагнетался массовый антиармянский психоз, не прекращались многотысячные митинги Народного фронта, главными лозунгами которых были «Смерть армянам! и «Слава героям Сумгаита!». Третья неделя начавшегося 1990 года стала апофеозом вандализма и жестокости в отношении людей, которые не только никак не участвовали в Карабахском движении, но и выступали исключительно с призывами к примирению. Но именно эти люди стали жертвами дикости Азербайджана, которая потрясла цивилизованный мир и стала предупреждением об опасности зарождения «новой разновидности расизма».

Именно об этом говорилось в совершенно уникальном документе – Открытом письме к мировой общественности в связи с антиармянскими погромами в СССР, опубликованном в газете New York Times 27 июля 1990г., под которым поставили свои подписи 133 известных правозащитника, ученых и общественных деятелей из Европы, Канады и США (см. «ГА» от 16.01.2010). Это письмо до сих пор звучит актуально – потому что антиармянская политика Баку за прошедшие 22 года обрела характер широкомасштабного и неприкрытого расизма и ксенофобии.

«Мы ставим своей целью известить мировое общественное мнение о той продолжающейся опасности для будущего человечества, которую представляет подобная разновидность расизма. (…) За резней армян в Сумгаите в феврале 1988 года последовали погромы в Кировабаде и Баку в ноябре 1988 года. Они продолжались в Баку и в других местах Азербайджана вплоть до января 1990 года. То обстоятельство, что погромы повторялись и совершались сходными методами, дает нам основание думать, что эти трагические события не являлись стихийными и непроизвольными. Более того, мы вынуждены полагать, что совершенные в отношении армянского меньшинства преступления стали последовательной практикой, если не официальной политикой в Советском Азербайджане», — пророчески писали правозащитники.

О пронзительных по трагизму семи январских днях в Баку, правду о которых все прошедшие десятилетия азерпроп пытается замазать и замолчать байками о «павших за независимость и демократию шахидах», хотелось бы сегодня вспомнить цитатами из различных источников. Эти свидетельства и оценки по горячим следам как нельзя лучше описывают жуткую атмосферу последних дней бакинского армянства в родном городе — атмосферу жесточайших убийств и преследований по одному признаку – национальности, без оглядки на все остальные, обычные человеческие «признаки»: вину или невиновность, возраст, пол, немощь, инвалидность…

«КАК ТОЛЬКО ЗАРАБОТАЛА ПАРОМНАЯ ПЕРЕПРАВА В КРАСНОВОДСКЕ, они хлынули в Москву тысячами, заполнили вокзалы и аэропорты. Старухи, о руки которых расисты гасили сигареты, полураздетые дети в домашних тапочках, женщины и мужчины с потухшими от горя глазами. Мы видели армян, которые оказались виноватыми лишь в том, что рождены армянами, и азербайджанцев, которых изгнали лишь за то, что мать, отец, жена или муж другой национальности…» – писал журналист Анатолий Головков в статье «Проникающее ранение», журнал «Огонек», N6, 1990.

«Улица Ленина – одна из центральных в Баку, была залита кровью. Проживавшие в азербайджанской столице русские с ужасом вспоминали сцены расправы с их соседями, которые были расстреляны в упор, сброшены с балконов, сожжены заживо и даже расчленены беснующимися толпами азербайджанцев» – сообщала 15 января радиостанция «Свобода». «Многие погромы совершались с особой жестокостью. 14 января группа лиц в количестве 30-40 человек ворвалась в квартиру престарелой четы Торосянов, где находились еще две их родственницы также преклонного возраста. Преступники избили всех, отобрали 3 с половиной тысячи рублей, насильно вывезли указанных граждан и их соседку Арутюнову за пределы города, облили бензином и подожгли», — эти ужасающие подробности приведены в книге Кирилла Столярова «Распад: от Нагорного Карабаха до Беловежской пущи».

6 февраля 2004г. газета «Московский комсомолец» опубликовала интервью с Вагифом Гусейновым — в 1989-1991гг. председателем КГБ Азербайджана, в котором Гусейнов свидетельствует о том, что погромы были не стихийными, а хорошо организованными: «Беспорядки в Баку тщательно готовились Народным фронтом«. Об организованности погромов писал и докладчик авторитетной организации Human Rights Watch Роберт Кушен: «Погромы не были полностью (или, возможно, полностью не) стихийными, так как погромщики имели списки армян и их адресов». Это были не просто списки – это была карта армянских погромов, на которой крестами были отмечены места компактного проживания армян: Баку – единственный в мире город, имеющий подобную кровавую «визитную карточку»…

Гусейнов в своем интервью сделал еще одно интересное признание: «В октябре 1989-го я встретился с лидерами Народного фронта — будущим президентом Азербайджана Абульфазом Эльчибеем и Этибаром Мамедовым. Тогда я их спросил: «Почему вы не хотите пойти по пути народных фронтов Литвы, Латвии и Эстонии? Вы тоже можете в рамках конституции и существующих законов добиваться избрания в Верховный Совет». Они ответили, что, мол, каждая страна имеет свои особенности. «И вообще, завоевание свободы не бывает без крови. Да, мы знаем, что будут жертвы! Но это будут жертвы во имя свободы!». «Вы берете на себя ответственность за будущие жертвы? Вы сознательно ведете людей на кровопролитие?» — воскликнул я. «Да, мы считаем, что чем больше прольется крови, тем лучше будет сцементировано мужество и идеология нации» — таким был ответ».

ЕЩЕ ОДНА ЦИТАТА ИЗ КНИГИ К. СТОЛЯРОВА — О РАЗГОВОРЕ МЕЖДУ тогда пенсионером Гейдаром Алиевым и одним из наиболее одиозных лидеров погромщиков из НФА Н. Панаховым: «…в ответ на вопрос — не слишком ли дорогую цену придется заплатить за попытку НФА захватить власть, Алиев говорит: «Чему быть — того не миновать». А затем осведомился: «Трупов испугались?». И добавил со светлой печалью: «Кровь невинных жертв пойдет на пользу азербайджанскому народу».

«Мужество и идеология нации» в Азербайджане и тогда, и сегодня «цементировались» кровью мирных армян, но неделя геноцида бакинского армянства при этом должна была быть обречена на забвение. Погибшие при вводе войск 20 января призваны были «перекрыть» трагедию сотен убитых и десятков тысяч изгнанных армян — таким был этот чудовищный замысел. Об этом пишет, кстати, и журналист, взявший интервью у Гусейнова: «С бакинских улиц еще не успели убрать трупы, а боссы демократической оппозиции уже начали переписывать историю. «Вторжение в Баку огромного контингента частей Советской Армии и внутренних войск сопровождалось особенной жесткостью и невиданными зверствами. В результате расправы над мирным населением и незаконного введения войск 131 мирный житель был убит, 744 — ранено, 841 — незаконно арестован… Военнослужащими было разрушено и сожжено 200 домов и квартир» — так уже долгие годы выглядит официальная азербайджанская версия трагедии. Про погромы и прочие «неудобные» детали тех событий не сказано ни слова».

В последний день погромов – 19 января 1990 года та же New York Times опубликовала статью под хлестким заголовком «Национализм в самом гнусном обличье», в которой говорилось: «Азербайджан – не Литва. (…) Националисты в Азербайджане тоже говорят о независимости, но их протест включил кровавые погромы соседей – армян. (…) Произошедшая на этой неделе в Баку резня армян-христиан со стороны азербайджанцев-мусульман продемонстрировала национализм в самом гнусном его обличье».

Этот «национализм в самом гнусном обличье», который мучил, убивал и изгонял армян Сумгаита, Баку, Кировабада, учинил «современную Голгофу» в Мараге, носители которого убивают спящих людей, а потом провозглашают убийц национальными героями и примерами для подражания – самая большая опасность, угрожающая сегодня региону Южного Кавказа. 22 года назад мировое сообщество понимало это. Остается надеяться, что запах большой нефти не до конца притупил здравый смысл и чувство опасности, исходящей от «новой разновидности расизма» — того самого, который, как считали в 1990 г. известные правозащитники и ученые, угрожает «будущему человечества».

Марина Григорян

Голос Армении

 

Добавить комментарий

© 2017 ArmVESTI. Все права защищены.

Яндекс.Метрика